25 февр. 2015 г.

Святослав Вакарчук в эфире радио DANU



Благодарим за запись Inna Carboni

Океан Ельзи: момент істинний

Океан Ельзи: момент істинний
Строго кажучи, це не зовсім кіно. Скоріше, старанна нарізка концертних зйомок. З точним, чуйним монтажем. Більшого і не треба. Не заради витребеньок це зроблено.
21 червня 2014 року НСК «Олімпійський» став своєрідним місцем сили для України. Коли на сході вже потоком лилася кров, десятки тисяч людей зібралися разом, щоб свідомо чи мимоволі продемонструвати, як працює енергія єднання. Як в одному загальному джерелі – музиці – можна черпати натхнення і ресурси для життя в сьогоденні і творення майбутнього. В адекватних підручниках історії цей концерт «Океану Ельзи» неодмінно повинен бути відображений хоча б одним рядком. Фільм OE.20 LIVE IN KYIV – безцінний візуальний зліпок того особливого дня.
В адекватних підручниках історії цей концерт «Океану Ельзи» неодмінно повинен бути відображений хоча б одним рядком.

Двадцять пісень групи з двадцятирічною історією. Десятки натхненних облич у кадрі. Невичерпне соло гітариста Влада Опсеніці в «Відчуваю». Розлючена імпровізація класичного складу групи в «Кавачай». Клавішник Мілош Єліч, який у ці хвилини б'ється в екстазі поруч із фан-зоною. Просочений щастям стадіон в один голос акапельно співає «Не питай». Акустична струна того ж Опсеніці розривається в найвідповідальніший момент виконання «Вище неба». Плюшевий ведмідь на сцені, який опиняється в кадр не набагато рідше за Святослава Вакарчука і виглядає практично як ще один учасник групи.
Все це драматичні віхи півторагодинного OE.20 LIVE IN KYIV – фільму, який народився по ходу зйомок документального кіно про «океанів» ОЕ. Backstage. Стрічку Сергія Буковського чекаємо на екранах восени. А поки ми разом зі Святославом Вакарчуком згадуємо той вечір, ніч, перші місяці війни на Донбасі і намагаємося побачити просвіт у майбутньому. 
  • Вам тієї ночі після концерту вдалося заснути?
Так, але дуже пізно. Ми до п'ятої або шостої ранку не спали. Не тому, що не могли. Просто разом зібралися старий склад гурту, знімальна група і команда, яка працювала над звуком. Ми пішли в одне з київських кафе та посиділи там. Скромно. Я був тоді після сильної ангіни, вичавлений, як лимон. Два дні перед концертом лежав під крапельницею. Я тоді про це особливо не говорив, а зараз подивився фільм: по мені начебто і не видно. До цього, до речі, у мене ангіна була останній раз в школі. Загалом, я був втомлений, гуляти не хотілося. А тоді ще за тиждень до концерту в Луганську розбився літак з нашими солдатами. Не до гулянь було.
  • Вранці 22 червня ви прокинулися з усвідомленням великої справи, зробленої напередодні?
Ви перебільшуєте значення цього факту для мене особисто. Ми збирали на наших концертах аудиторію і більше. Може, не за квитками, але все-таки. З іншого боку, я розумів, що «Океан Ельзи» став для людей чимось більшим, ніж музика. Я не можу сказати, що мене це радує. Швидше, навіть обтяжує. Але я приймаю це як факт. Значить, глядачам так потрібно.
  • Чому обтяжує?
Завжди хотілося, щоб мене сприймали як музиканта. Будь-яка символізація культурного явища чревата розмиванням фокусу і великою спокусою. Я б не хотів бути іконою або...
 «Війна закінчиться, ми вийдемо з неї сильнішими, і, дуже сподіваюся, як нація зробимо з неї правильні висновки. Якщо не зробимо, то наступна подібна подія вб'є нас».
  • ...чути заклики стати президентом країни.
Так-так, ось цього я б не хотів. Хочу, щоб наші альбоми, поряд з пластинками молодих виконавців, оцінювали, перш за все, з точки зору музики. Для мене первинно те, що ми робимо як музиканти. Але якщо наш концерт потрібен як привід для об'єднання і пошуку спільного знаменника, то нехай це краще буде «Океан Ельзи», ніж... щось не дуже добре.
  • Звідки взявся плюшевий ведмедик, який весь концерт просидів на сцені?
Це ведмедик Влада Опсеніці. Його звуть Йован, це я йому дав ім'я. Іграшку подарували Владу на одному з перших його концертів, зіграних з нами. Тепер він його весь час возить із собою.

  • Є пісня, яку ви не виконали того вечора, і тепер шкодуєте про це?
Ні, ми зіграли те, що хотіли. Я хіба що шкодую, що деякі з пісень не потрапили до фільму. Але концерт був три години, а кіно півтори. Хотілося, щоб там були «Холодно», «Невидима сім'я», «Я так хочу». Але найважливіші все одно у фільм увійшли − «Друг», акустична версія «Вище неба».
  • Мені здається, це кіно дуже потрібне зараз солдатам. Щоб наочно бачити, що вони захищають.
Солдатам? Потрібно їх зводити на фільм. Хороша думка.
  • Я мав на увазі солдатів на фронті.
Це дуже хороша ідея. Дякую. Можливо, я і сам до них з'їжджу з цим фільмом.
  • Чим для вас принципово відрізняється концерт 21 червня від виступу «ОЕ» на Майдані 14 грудня 2013 року?
Коли ми грали на Майдані, ще не було крові. Вірніше, вона вже була, але тільки як кров від побоїв. Не було ще смертей. Коли ти граєш в ситуації мирного або навіть напівмирного громадянського протистояння, це одне. Коли ти граєш, розуміючи, що в країні війна, це зовсім інше. У червні вже була війна. До речі, символічна ніч. По-перше, найкоротша в році. По-друге, річниця нападу Гітлера на Радянський Союз. Я лише зараз про це подумав.
  • Для вас на сьогодні щось кардинально змінилося у сприйнятті подій у порівнянні з 21 червня?
Кардинально – нічого. Мені вже тоді було зрозуміло, що це надовго. Масштаб слова «надовго» у кожного свій. Скептики кажуть, що назавжди. Я так не думаю. Думаю, це питання двох-трьох-п'яти років. Це не місяці, як хтось думає. Війна закінчиться, ми вийдемо з неї сильнішими, і, дуже сподіваюся, як нація зробимо з неї правильні висновки. Якщо не зробимо, то наступна подібна подія вб'є нас.
  • Вам би хотілося повернутися на сцену НСК «Олімпійський»?
Звичайно. Сподіваюся, ми так і зробимо. У нас зараз ще серія концертів по всьому світу, а після цього ми плюс-мінус на рік йдемо у творчу відпустку. Під час неї почнемо записувати наступну платівку. Перші пісні покажемо восени-взимку. А в 2016 році, напевно, випустимо альбом. Ну, а якщо альбом, значить, будуть і концерти. Розміри майданчиків залежатимуть від кількості бажаючих. Захоче прийти стільки ж глядачів, як і минулого року, зіграємо там же. Чому б і ні?
Автор - Игорь Панасов
Источник - http://cultprostir.ua/

Океан Ельзи в Сан-Франциско, The WARFIELD

23 февр. 2015 г.

Фильм-концерт Океана Ельзи, пресс-показ, Блокбастер


фото - http://www.depo.ua/http://kp.ua/http://oe20live.film.ua/http://jetsetter.ua/ru/http://mediananny.com/Алексей Малайный






Мощный звук и слезы: «Океан Эльзы» презентовал фильм-концерт

В кинотеатре IMAX состоялся пресс-показ киноверсии киевского концерта, посвященного 20-летию группы «Океан Эльзы», OE.20 Live in Kyiv, после которого Святослав Вакарчук пообщался с журналистами
На пресс-конференции и показе побывал корреспондент depo.ua.
Впервые в истории Украины на большие экраны выйдет киноверсия концерта украинского коллектива «Океан Эльзы», которому в прошлом году удалось собрать полный стадион «Олимпийский» на 20-летие своего творчества. До этого в кинотеатрах транслировали лишь концерты западных звезд.
Фильм-концерт состоит из 20 песен, которые Вакарчук исполняет как с новым составом группы, так и с первым, «золотым» составом. Яркий видеоряд, отвечающий за эмоциональное наполнение фильма - это работа украинских и британских видеооператоров. Но главной изюминкой киноверсии концерта «Океанов» стал звук. Над ним долгое время работали специалисты и сами участники коллектива.
«Нашей главной работой стала работа над звуком. Мы его сильно «вылизали», но скажу сразу, что никто ничего не перепевал, так как это невозможно технически. Это была долгая работа, но мы достигли того, чего хотели <...>. В фильм не вошли те песни, которые были хуже по звуку. Мы же все живые люди. В песне «Холодно» была расстроена акустическая гитара, а в другой - я так запыхался, что лучше это не слышать. Это как когда девушка вечером собирается на свидание, и она всегда знает, что лучше надеть, а что лучше не надевать», - говорит он.
При просмотре киноверсии концерта группы возникает ощущение, что ты находишься на концерте одновременно перед сценой, посреди публики и паришь над сценой. Постоянно хочется подпевать Вакарчуку, танцевать, а после каждой песни аплодировать. Мощный и чистый звук, конечно же, дополняют эмоции Вакарчука, его глаза, жесты и его колоритный коллектив - харизматичный гитарист, бас-гитарист, барабанщик и пианист, которые ведут диалог на сцене с помощью игры на инструментах. Публика не кажется толпой - оператор мастерски выхватывает выразительные глаза, которые смеются, плачут, горят от счастья. Украинские венки, флаги, вышиванки смотрятся весьма органично и подчеркивают единение всех, кто пришел на концерт.
Для самого музыканта эталонным концертом является концерт Фредди Меркьюри на Уэмбли.
«Сильный концерт с точки зрения эмоций. Но, например, в музыкальном плане у Queen были и лучше концерты. Когда у нас хорошее настроение, и мы собираемся после концерта, то смотрим концерты Led Zeppelin», - говорит он.
Поклонников группы ждет еще один сюрприз. Осенью выйдет документальный фильм об «Океане Эльзы».
«Мы решили не делать из премьеры фильма громкого светского события, так как сегодня не время для этого. Сначала это должен был быть фильм про группу и про концерт, но в итоге получилось два разных продукта: фильм-концерт и документальный фильм про «Океан Эльзы», который выйдет этой осенью», - рассказал музыкант.
Певец вспомнил, о чем думал во время киевского концерта. Со слезами на глазах Вакарчук заявил, что он скучает по «золотому» составу.
«В концерте участвовали два разных состава группы «Океан Эльзы». Я очень рад новому составу, но я скажу честно, что я скучаю по старому», - признался он.
Картина не является коммерческой - часть денег будет перечислена на помощь пострадавшим в АТО.
«Если вы видите какой-то проект, связанный со мной или с «Океаном Эльзы», знайте, что все они по умолчанию имеют благотворительное направление. Мы с компанией FILM.UA договариваемся о том, чтобы часть денег от показа фильма-концерта «Океана Эльзы» передавать на помощь львовскому военному госпиталю. 500 тысяч я перечисляю с тура «Вночі», еще 1,5 миллиона мы планируем собрать благодаря помощи бизнесменов и другим проектам. После помощи львовскому и запорожскому госпиталю будем помогать другим госпиталям в украинских регионах», - поведал музыкант.
Совсем скоро «Океан Эльзы» отправится в тур по США, затем группа презентует новую песню, которая будет посвящена всем украинцам.
«Мы записали новую песню. Она записана спонтанно и вышла очень эмоциональной. Она не столько про сегодняшние события, как про их причины. Она про всех нас. Это песня -скорее вопрос к каждому из нас, чем песня-ответ. Мы собираемся снять видео и через месяц ее презентовать», - рассказал Вакарчук.
Фото и видео Косс Казимко/depo.ua Автор - Апполинария Новикова 
Источник - http://www.depo.ua/

Падающая гривня пробила Вакарчука на грустные шуткиЛидер группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук высказался о финансовом благополучии украинцев

Падающая гривня пробила Вакарчука на грустные шутки
Музыкант прокомментировал экономическую ситуацию на пресс-конференции, посвященной премьере фильма-концерта OE.20 Live in Kyiv, сообщает depo.ua.
На вопрос о том, является ли Вакарук миллионером, музыкант ответил шуткой, которую назвал грустной.
«Сейчас в Украине легко стать миллионером. Это грустный юмор. В Беларуси еще легче. Я, конечно, желаю, чтобы побольше украинцев становилось миллионерами, но не из-за падения гривни, а просто», - заявил он.
Относительного своего финансового благополучия и своих коллег по группе, Святослав Вакарчук рассказал, что они живут скромно.
«Я больше денег истратил на благотворительность, чем на путешествия. Могу сказать, что вся группа и я живем скромно. У нас нет тяги к гигантомании. Я езжу на той же машине, что и раньше, и живу там, где жил. Я больше стал тратить денег на важные дела. Насчет путешествия, то Милош был в США и в Сербии, Дусик на Бали, Денис путешествовал по Киеву, а я был в Мексике. Там я встретил Диму Комаровского, который ведет «Світ навиворіт», - поведал он.

Святослав Вакарчук: "Первый раз увидел концерт "Океан Ельзи" со стороны, даже голова разболелась"
Грандиозное шоу,  которое любимая всеми команда представила на НСК "Олимпийский" 21 июня минувшего года, несомненно, вошло в историю украинского шоу-бизнеса. Концерт, приуроченный к 20-летию группы, длился 3,5 часа.  На стадионе в тот вечер  собралось 75 тысяч человек.  Поп-дива Мадонна на той же сцене такого урожая собрать не смогла, да и почтенные ветераны Red Hot Chili Peppers к такому рекорду не приблизились.
Изначально было ясно, что этот концерт войдет в историю, поэтому компания FILM.UA решила снять киноверсию концерта, а для красоты и фирменности картинки из Британии был выписан известный оператор-постановщик Энди Хорнер. В результате, мы имеем концертную киноверсию длиной в 97 минут. В фильме очень много крупных планов музыкантов. Операторские камеры фиксировали каждый нюанс происходящего на сцене, раскрывая секреты музыкальной кухни. Так, например, в фильм попал эпизод, когда у гитариста на композиции "Вище неба" порвалась струна. Такие вещи иногда случатся и наблюдать, как музыканты выходят из этой ситуации интересно.
Однако самые захватывающие моменты кино-концерта, это пролеты камеры над головами зрителя. В формате кинотеатра IMAX, где высота экрана с 5-этажный дом,  это  особенно круто. В тот момент, когда камера парит над стадионом, понимаешь всю грандиозность перформенса, созданного вместе - музыкантами и зрителями. Море голов, вдохновленные музыкой лица, слезы счастья.  И над этим живым морем, - чародей Вакарчук, вместе с которым публика поет и плачет. Которая улавливает каждое движение фронтмена и послушно, всей 75-тысячной махиной следует за ним. 20 композиций, сыгранных в этом фильме, пролетают как одна секунда, оставляя ощущение абсолютного живого действа.
Святослав Вакарчук и музыканты группы представили фильм журналистам лично. 
- Я первый раз увидел концерт "Океан Ельзи" со стороны, - признался Вакарчук. – У меня даже голова немного разболелась после просмотра, так было громко. Но мне понравилось.
- Мы с компанией FILM.UA решили не устраивать по случаю премьеры фильма никаких светских мероприятий, ибо не время, - пояснил минимализм происходящего Вакарчук, а дальше поблагодарил компанию за проект и рассказал,  что изначально картина должна была совмещать в себе документальную часть и моменты концерта. Но затем решили эти жанры разделить.
- Ведь документальный фильм, в котором музыканты говорят о нашей жизни, это совсем другое, это очень эмоциональные вещи, и концертные планы здесь были бы неуместны, - добавил лидер "ОЕ" и сообщил, что премьера документалки состоится осенью.
Дальше Вакарчук честно признался, что над звуком в фильме очень сильно потрудился звукорежиссер Виталий Телезин.
- Нет,  никто ничего не перепевал и не переигрывал, - предупредил лидер "ОЕ". - Но звук мы вылизывали, это не секрет. У нас вообще раньше никогда нормально не выходили записи концертов. Когда-то у "ОЕ" был во дворце "Украина" отличный концерт с симфоническим оркестром, он очень мне нравился, но как потом оказалось, рояль не строил на четверть тона и запись была безнадежно испорчена. Были еще хорошие записи концертов "Глория", "Суперсимметрия", но они годились для показа на телевидении, но не для кино. Телевидение в этом смысле менее капризнее.
На вопрос, какие концертные киноверсии из истории мировой музыки, Вакарчуку вспоминаются, Славик, после некоторых раздумий, назвал концерт рок-группы Queen на стадионе "Уэмбли" в Лондоне 12 июля 1986 года.
- А вообще, - признался Вакарчук, - когда у "Океана Ельзи" после концерта хорошее настроение и мы собираемся вместе, все заканчивается просмотром записей группы Led Zeppelin.
"Комсомолка" поинтересовалась у Святослава Вакарчука новой песней, о создании которой он сообщил намедни в своем Твиттере.
- Новая песня есть, мы работали над ней все последние дни, - рассказал Святослав. – Она не столько про события, которые происходят сегодня, сколько про причины того, что происходит сегодня.
Как выяснила "КП" в Украине" уже завтра "Океан Ельзи" отправится в концертный тур по США. В программе четыре концерта:  Сан-Франциско,  два шоу в Нью-Йорке и напоследок  Чикаго.
После этого музыканты вернутся домой и серьезно засядут за новый альбом.  Какой-то материал уже накоплен, в том числе и вышеназванная песня, но еще очень многое придется сочинить.

автор - Оксана Гончарук
Источник - http://kp.ua/

19 февр. 2015 г.

Ukrainian Chicago - Святослав Вакарчук: Вірю, що мир переможе

Уже за кілька днів гурт "Океан Ельзи" вдруге за останні півроку завітає до Америки із додатковими концертами та благодійною програмою. Незадовго до виступів "Океанів" Ukrainian Chicago зв’язався із Святославом Вакарчуком та дізнався про його спогади з Майдану, та чому українській владі не варто списувати усі проблеми на війну.

Майдан 19 та 20 лютого. Пам’ятаєте Ваші дії, відчуття у ці дні? Де Ви були у той час?
– Це дуже важкі дні. Тоді я був у Києві і, здається, скрізь. У той момент я часто бував на Майдані. Я дуже болісно відчував все, що відбувається, ті страшні події. В один із цих днів у нас була запланована зйомка проекту “Голос країни”. Але я зрозумів, що не можу зніматись. Зрештою, зйомку ми скасували. 20 числа о 13 годині я разом із багатьма іншими небайдужими людьми, у тому числі з народними депутатами, був у Верховній Раді. Депутатам було легше – я ж туди чудом прорвався та вмовляв усіх присутніх проголосувати звернення про відвід військ. Наступного дня сталось те, що сталось. Були перемовини, а потім Янукович зник. Я вважаю, що 20 лютого був ключовим днем, тому що від нього дуже багато залежало. Все могло би бути інакше, а 20 число все вирішило.
- Ви музикант, до думки якого прислухаються мільйони, поширюють Ваші висловлювання у соцмережах. Що змушує Вас не мовчати в такій ситуації?
– Хіба є різниця між мною і звичайними громадянами України, які висловлюються і не можуть мовчати, яких тисячі, а може й мільйони? В тому числі тих, які, як ви кажете, мене цитують. Просто у більшості їх Twitter чи Facebook читають мало людей, а мій багато. Ось і вся різниця. Я такий самий громадянин України, як і всі, із трохи більшою кількістю людей, які прислухаються до мого голосу. І це велика відповідальність для мене. В іншому я не бачу великої різниці між мною і студентом, працівником, робітником, селянином, інтелігентом і будь-ким. Доля так склалась, що мене чує більше людей. Я усвідомлюю усю відповідальність і відповідно з нею живу.
 Чи всі музиканти мають висловлювати свою думку щодо ситуації в країні? Як ставитесь до тих, у кого нейтральна позиція?
– Це особиста справа кожного. Я не з тих, хто вказує, як хто має правильно робити. Моя позиція така. А інші нехай відповідають самі за себе. Та згадаю слова Данте: у найдальшому колі пекла знаходяться не грішники, а байдужі. Я вітаю однодумців – це мої брати і сестри. Тих, хто має протилежну точку зору – поважаю, хоча позицію їх не поділяю і готовий з ними сперечатися, щоб знайти компроміс. А тих, хто взагалі не має позиції, я просто не розумію.
- Ви серйозно допомагаєте і мирним мешканцям, і військовим. Розкажіть конкретніше про допомогу, що вдалося зробити?
– Справ насправді дуже багато. Приватно я щотижня роблю щось для бійців у госпіталях, закупівля ліків, медичних приладів тощо. Є іще великі проекти, як, наприклад, допомога Запорізькому, Харківському госпіталям, фонду “Таблеточки”. Із концертів туру “Вночі” ми хочемо дати суттєву допомогу на закупівлю обладнання Львівському госпіталю. Разом з тим є і негрошова допомога. Вона полягає у розміщенні і допомозі переселенцям. Хочу сказати, що концерти в Америці, і, зокрема, концерт в Чикаго буде мати благодійну мету. А концерт в Сан-Франциско буде абсолютно благодійним.
- Ви були в АТО. Що Ви там побачили?
– Був там кілька разів, але не під час бойових дій, не стояв під кулями, хоча, якщо потрібно – я це зроблю. Був там в основному, коли були рідкісні дні затишшя. У грудні був у Дебальцевому і побачив там наляканих і втомлених людей, які хочуть миру. Незалежно від їхніх поглядів, вони усі хочуть миру – це їх об’єднує. Я сподіваюся, це об’єднає цілу Україну, сподіваюсь, що мир і бажання миру – переможуть.
- Чи зможуть після цих подій українці Заходу і Сходу співіснувати далі? Чи буде Україна цільною?
– Я не оракул і не людина, яка наділена надлюдськими можливостями, щоб передбачати щось зі стовідсотковою імовірністю. Можу тільки сказати, що фундаментвльних причин для того, аби український народ жив розділено, нема. В нас одне коріння, а те, що ми говоримо різними мовами чи історично жили в різних імперіях, можу сказати, є багато різних народів, які проходили це, і вони прекрасно живуть зараз разом.
- Якби Ви були президентом, Ви б діяли інакше, чи так само, як нинішній глава держави?
– Я дуже не люблю ось цих диванних розмов чи, як кажуть, “фейсбучну сотню”, які сидять, критикують, дають свої поради, насправді не усвідомлюючи, який великий об’єм відповідальності, та не знаючи всієї інформації. Є багато речей, які я би зробив по-іншому. Є багато речей, які б робив так само, як президент. В чому хотілось би його підтримати, то це в його широких і стратегічно правильних дипломатичних міжнародних кроках. Можливо, у внутрішній політиці є речі, які я би робив інакше. Але, знову ж таки, легко критикувати, п’ючи чай, каву чи розмовляючи по телефону. Я готовий допомогти і підказати, якщо потрібно, які помилки робляться. Моя основна порада усій сьогоднішній владі в одному: не списуйте всі проблеми на війну. Є значно більш підступні, глибокі і принципові проблеми, які треба вирішувати. Можливо, раніше ніж буде перемога. Першою чергою – корупція. Друге – відсутність працюючої системи законів, які діють для всіх. Третє – абсолютно зруйнована система безумовної імплементації рішень у владі. Четвертою чергою – правильна, щира, щоденна комунікація з народом. Не обов’язково розказувати все, в тому числі з міркувань безпеки, але ніколи не можна говорити неправду. Люди це дуже тонко відчувають і перестають вірити владі взагалі. Над цими речами потрібно особливо працювати.
У Ваших піснях чітко простежується революційна лінія, енергетика надзвичайно сильна, і у них присутня тема війни. Але ці пісні Ви писали ще задовго і до війни, і до революції. Як Ви передбачили усі ці речі?
– Не робіть з мене надлюдину, бо я – звичайна людина. Можливо, просто трохи більше відчуваю. Але не тому, що якийсь надприродний, а тому, що, можливо, я трохи більше знаю історію, більше читаю. Це мої звичайні скромні передбачення. Деколи вони працюють, деколи ні. А всі інші питання треба скерувати до того, до кого, поки ми живемо у цьому світі, прямого доступу не маємо. До нього ми маємо лише ментальний зв’язок або душевний. До Бога.
- Це вже другий Ваш тур у США за короткий час. Що Ви очікуєте від гастролей?
– Рішення приїхати у Сполучені Штати на додаткові чотири концерти через півроку після того, як ми там були, продиктовані виключно бажанням людей. Нам так багато писали особисто, виявилось, є багато людей, які не потрапили до нас на концерт. І ми зрозуміли, що треба це зробити зараз. Оскільки потім ми беремось за запис нового альбому, то у наступні два роки, якщо не буде якихось спеціальних подій, навряд чи у нашому графіку з’явиться поїздка до Америки.
Що б могли порадити українцям у діаспорі у цій ситуації, як їм діяти, що робити?
– Основне, і, я думаю, українці в діаспорі мають сприйняти це всерйоз, що всім українцям треба перейти від парадигми, у якій нація є чимось географічним, до парадигми, у якій нація є чимось духовним. Я наведу приклад. Євреї всього світу живуть у різних країнах, вони жили так багато років і лише недавно отримали свою власну державу. Але вони завжди знали, що вони євреї. Їх об’єднувала Книга – Старий Завіт або Тора, як вони говорять. Це те, що робило їх всіх подібними по духу. Завжди вони відчували близькість, де б не жили. Нам, українцям, треба теж розуміти: ми об’єднані не тим, на якій землі ми народилися, а цінностями, які ми сповідуємо. Тим, що у нас в душі і тим, про що ми думаємо. Це нас має об’єднувати. Я хочу сказати українцям діаспори, що українець – це не той, хто живе у Києві, Львові чи Харкові. А той, хто відчуває себе українцем в душі і ніколи про це не забуває.
Над матеріалом працювали:
Наталія Фігель, Христина Бондарєва
Фото – Максим Прокопів,
Вікторія Квітка, SUSY Production
Источник - http://ukrainianchi.com


16 февр. 2015 г.

Elegant New York: Интервью со Святославом Вакарчуком

Его песни в Украине стали не просто популярными, они воспринимаются для многих как своеобразный символ объединения. И этот факт признают не только почитатели творчества «Океана Ельзи». Группа без проблем собирает десятки тысяч слушателей на свои концерты в любом городе Украины. К мнению Святослава Вакарчука прислушиваются и простые граждане, и коллеги, и политики.
Перед концертным туром в США, который начинается 25 февраля 2015 года, Святослав Вакарчук, лидер ОЕ, рассказал в эксклюзивном интервью Elegant New York о своем творчестве, жизни, ценностях.


- Святослав, пережитое нами в последние несколько лет тесно связано с идентификацией, в частности как гражданина. Конечно, любая гражданская позиция имеет свои точки отсчета. Как формировалась Ваша гражданская позиция?

С.В. – Хороший вопрос. Конечно, мой бекграунд очевиден.
Во-первых, я вырос во Львове. И это много о чем говорит. Ведь во Львове, мы никогда не имели проблем с осознанием собственной национальной идентичности. И хоть жили в Советском Союзе, всегда ощущали себя украинцами. При этом, у нас никогда не возникало межнациональных конфликтов. Ведь Львов всегда был интернациональным городом, у нас общались на разных языках, хотя в большинстве – на украинском. В моем классе учились евреи, русские, татары. Да, и что интересно: русский язык во Львове был правильным (зачастую носители были  переселенцами после Второй мировой войны). И до приезда в Киев я не знал «другого русского», ведь у нас этот язык всегда был – как язык телевидения, литературный.  При всем этом разнообразии национальностей львовяне жили всегда мирно.
Во-вторых, я родился в семье интеллектуалов. Мои родители – физики. Отец довольно рано – в 33 года – защитил докторскую диссертацию и стал профессором. Соответственно, он способствовал формированию моего широкого мировоззрения. Плюс – близкое окружение нашей семьи. К примеру, наш сосед по лестничной клетке – Адриан Михальчишин, гроссмейстер по шахматам международного класса. В детстве я совершенно спокойно пользовался его богатой на иностранные издания домашней библиотекой.
Третий момент очень важный – это то, что уже в свои 15 лет, в 1990 году, еще во времена Советского Союза, я по программе обмена учениками с Канадой попал за границу. Поездка – длиной почти в 2 месяца – меня очень изменила, ведь я увидел западный мир в том возрасте, когда он позитивно и качественно на меня мог влиять. Соответственно, уже в 15-16 лет у меня были сформированы «западные ценности».
Вот это и были мои основные точки формирования. Все, что было потом, – исключительно процесс развития, опыт. Но еще раз подчеркну – то, что демократия, свобода личности, достоинство, свобода слова, свободный рынок лучше, чем их антонимы, я осознал уже тогда.  Поэтому я не вижу какой-то большой собственной заслуги в том, что имею такую гражданскую позицию. И, честно говоря,  мне не хотелось бы, чтобы из меня делали символ борьбы или, еще хуже, мученика. Ведь я вырос в таких условиях и в такой ситуации, что другая гражданская позиция просто не могла бы сформироваться

И все же, в ситуации, когда Украина переживает довольно сложные процессы, связанные с личным выбором, открытой борьбой за ценности, о которых вы говорили, не просто оставаться с холодным разумом. При этом, концентрирование информационного пространства часто выбивает из колеи, заставляет сомневаться и даже иногда разочаровываться. Что вам помогает оставаться при своих позициях, кроме собственного творчества?

С. В.: – На самом деле, уточнение после запятой: «кроме собственного творчества», очень важное. Ведь собственное творчество – это много. У кого-то есть большая дружная семья, в которой он находит свой бекграунд, у кого-то, возможно, есть засекреченный счет в западном банке – и он (что бы ни случилось) может всегда рассчитывать на безбедную жизнь. Моим же фундаментом является творчество. И я знаю, Бог дал мне талант писать музыку, стихи. И этот процесс приносит мне удовлетворение – всегда, где бы я не находился, при любых обстоятельствах.  Даже если в какой-то момент людей перестанет интересовать то, что я делаю, мои музыкальные проекты станут коммерчески невыгодными и придется заняться чем-то еще, у меня все равно остается творчество. Да, это мой фундамент.

- А наука? Возникают ли у вас ностальгические мысли о науке (напомним читателям, что Святослав Вакарчук в свое время защитил кандидатскую диссертацию по теоретической физике)?

С. В.: – Я знаю, что мог бы стать достаточно хорошим ученым. Но при этом я уверен, что мой талант все же – в музыке.  На самом деле я видел настоящих талантливых ученых – молодых ребят, которые реально с нуля придумывали уникальные теории, у которых неординарно по-научному работал мозг. Я бы таким не стал, несмотря на то,  что любил учиться, и меня до сих пор завораживает наука. Да, я был бы неплохим ученым, но не выдающимся. Я очень тонко ощущаю, что такое талант и совершенно реально оцениваю, что такого уровня научного таланта у меня нет. Музыка – это другое. Здесь мне часто удается сделать то, о чем некоторые музыканты лишь мечтают, что им порой недоступно.   И это не моя заслуга – так Бог дает.

- Святослав, за последние несколько лет слушатели все чаще пытаются уловить скрытые «гражданские» смыслы в творчестве своих любимых групп, особенно эта тенденция актуальна для Украины. С «Океаном Эльзы» практически всегда так и было. Ваше отношение к таким поискам?

С. В.: – Люди ищут указатели. Люди в большинстве своем слабы, и поэтому они всегда ищут тех, кто взял бы их за руку и вел по жизни. Нам присуща некая «влюбленность» в выдающихся политиков, поэтов, писателей, музыкантов… Оценка их жизни часто выходит за рамки оценивания их конкретных действий. Справедливо ли это? Это вопрос условный. Ведь люди-символы для одной страны могут быть непонятными для другой культуры, для другого государства. Но уменьшает ли это их значение? Нет. Конечно, чаще всего такими «символами», «указателями» в современном мире становятся наиболее популярные, известные деятели. И к этому я отношусь совершенно спокойно, ведь это закономерный процесс. Главное на этом не зацикливаться, а честно, и в первую очередь для себя, делать то, что умеешь.

 У многих ваших слушателей возникает чувство, что вы высказываете в музыке очень быстро то, что лишь начинает формулироваться в обществе. Кажется, у вас уходит очень мало времени на то, чтобы оценить происходящее в стране, в личных отношениях. Так ли это?

С. В.: – Возможно, вы правы. Я достаточно быстро думаю, перерабатываю новую информацию. Иногда у меня из-за этого возникают проблемы в общении с другими людьми. И мне даже приходиться бороться с этой особенностью, но, к сожалению, зачастую безрезультатно. Честно признаюсь в этом разговоре, что у людей, которые малознакомы со мной, возникает чувство, что я человек-errogant (немного надменный и высокомерный). На самом же деле, мне нужно очень короткое время – 10 секунд, чтобы рассмотреть человека, 10 секунд, чтобы его ощутить, минуту-две, чтобы его услышать – и у меня сложился образ собеседника. Это с одной стороны. Но с другой – никто из нас не является сверхчеловеком. И если речь заходит о вопросе, могли ли мы предвидеть последние события в Украине?.. Что ж, сейчас легко об этом говорить, вспоминать работы аналитиков, которые предполагали возможный ход истории для нашей страны, или свои ощущение на кухне за бутылкой вина. Но давайте будем откровенны. События в Украине для всех нас, в каком-то смысле, стали шоком.  Мы не были к ним готовы и сейчас только осознаем, что же на самом деле происходит.  Но история показывает, что такой тернистый, тяжелый, а под час и трагический путь проходили все без исключения страны, которые мы сегодня считаем успешными и благополучными. И если вы спросите меня, что нас ждет в будущем?

- Я не спрошу. Но при этом хочу спросить о расстоянии. Для того, чтобы, особенно в творчестве, появились новые смыслы, рожденные, в том числе и в ходе судьбоносных исторических событий, мы часто проходим испытание временем. Какое временное расстояние вам необходимо для более точных творческих метафор?

С. В.: – Я этого не знаю, ведь у меня лично не было такого эксперимента. Каждое событие требует своего времени для осмысления. Но специально я никогда не пишу песен «на злобу дня». Кстати, в новом альбоме «Океана Ельзи» будут песни, которые так или иначе связанны с событиями в Украине. Они на разные темы, и я считаю, что публика должна их как можно быстрее услышать, ведь они рассказывают о том, что нас окружает сегодня. Подобные эмоции я, например, уже переживал при написании песни «Веселі, брате, часи настали…». И если возвращаться к вопросу о предчувствии, то я считаю, что здесь не стоит искать каких-либо паранормальных, мистических законов. Все гораздо проще. Любой талантливый человек – в музыке или поэзии – прежде всего, должен много читать и анализировать. Лишь тогда он может высказать в своем творчестве настроения общества, которые только начинают формироваться. Я больше скажу: мои песни, кажется, иногда на полгода опережали события, но это лишь на первый взгляд. Ведь на самом деле – они уже фиксировали чувства и мысли, которые зарождались в обществе. Кстати, во время работы над альбомом «Земля» очень показательной для меня лично стала история песни «Стена». На самом деле, я задумывал ее как песню об отношениях между мужчиной и женщиной, и уже перед записью альбома я все же решил изменить слова. Вместо «наша війна» стала «їхня війна». Таким образом, внутренний конфликт между мужчиной и женщиной превратился в социальный. Музыканты группы вначале были против. Они считали, что это сильно социализирует песню, делает ее плоской, но я отстаивал последний вариант. Вся эта история произошла за год до Евромайдана (запись песни – январь-февраль 2013 года). И тогда я не мог объяснить свою настойчивость. А потом мы сделали видео на песню, где показали Донецк, Львов, пытались предать позитивный контекст развития отношений внутри страны, но, к сожалению, история распорядилась иначе.

Святослав, для каждого слушателя всегда существует собственная история знакомства. Для одних – это первый или уже не первый альбом группы, для других – концерт, на который они попали, возможно, даже случайно. Для меня лично – это выступление «Океана Эльзы» в 1998 году на Украинской музыкальной ярмарке в Киеве. А вот с какого момента вы обрели уверенность в том, что музыкой вы будете заниматься профессионально, а группа «Океан Эльзы» – это надолго и всерьез?

С. В.: – Точка отсчета для меня как профессионального музыканта, была немного раньше, чем концерт, о котором вы вспомнили. Кстати, в день концерта официально вышел наш первый альбом «Там, де нас нема». Точка отсчета для меня, скорее всего, – это 1996 год, два года после того, как я уже начал серьезно заниматься музыкой, именно тогда я начал строить планы о переезде в Киев. Именно тогда я понял, что музыкой буду заниматься всю жизнь. А вот если говорить о моменте, когда у меня появилось понимание того, что ОЕ будет успешной группой, что мы готовы зарабатывать нашим творчеством на жизнь, быть известными – это случилось значительно позже. Наверное, тур «Модель» 2001 года. А значит, мне понадобилось 6-7 лет, чтобы обрести уверенность в наших силах.

- В вашей творческой жизни, кроме «Океана Ельзи», есть еще и сольные проекты. Это какие-то особенные моменты в вашей жизни? С чем они связаны?

С. В.: – Они связаны исключительно с желанием более широкой творческой самореализации. Ничего более. Речь не идет о конфликте с группой или, например, усталости от группы, как многие придумывают. Тем более, что в большинстве случаев музыканты ОЕ играют (хотя бы частично) и в моих сольных проектах. Просто я не люблю разрывать формат, сложившийся в нашем коллективе. К примеру, Девид Боуи постоянно и кардинально меняется в каждой программе: сколько альбомов – столько и разных внутренних и внешних образов. Я же считаю, что «Океан Ельзи» – это сложившийся бренд, который мне бы не хотелось размывать. Мы играем простой и искренний рок-н-ролл. А когда мне такого формата становилось мало, я старался реализоваться в рамках своих сольных проектов – «Брюссель» или «Вночі». Между прочим, уже несколько лет я думаю еще об одной сольной истории, которая уже практически полностью сформирована. Но скорее всего, следующий наш проект – это новый альбом ОЕ.

- Какой за эти 20 лет была и стала публика «Океана Ельзи» – в Украине и за рубежом?

С. В.: – К счастью, стала шире. За границу активно мы начали ездить 10 лет назад, после 2005 года. Я помню наш первый концерт в Нью-Йорке в Roxy Club – район Hudson River, недалеко от музея, где находится авианосец Interpid. Это был наш последний концерт в коротком туре Торонто – Чикаго – Нью-Йорк. Честно говоря, мы немного опаздывали на концерт, были утомлены бытовыми условиями, постоянными задержками. И вот, подъезжаем мы к клубу. Уже темно, а нас будто догоняет какая-то очень аккуратная очередь: она идет-идет-идет-идет. Мы заворачиваем за угол и понимаем, что вся эта очередь к нам, на концерт. На самом деле на наш концерт тогда пришло 1800-2000 человек, а на тот момент мы собирали значительно больше слушателей. Но эта картина очереди очень сильно нас поддержала. И в результате, у нас был теплое и эмоциональное выступление.

- Если попросить Вас высказаться об «Океане Ельзи» в нескольких ключевых словах, то какие это слова?

С. В.: – Наверное, для меня – это надежность. Ведь в каком-то смысле, это моя семья. И я знаю, что «Океан Эльзы» – это мое. Знаете, я – Телец (по гороскопу), а у Тельца должно быть всегда то, за что он будет держаться.

 А для публики?
С. В.: – Я не знаю. Нужно спрашивать у слушателей. Но надеюсь, что музыка. Возможно, искренность и честность. Хотя мне сложно ответить на вопрос, за что люди любят ОЕ. За музыку? Но ведь есть много хорошей качественной музыки, есть музыка намного тоньше нашей. За тексты? Но на самом деле больше половины нашей публики не понимает до конца наших текстов, ведь она не из Украины. Все же, мне кажется, за энергию, за те кванты энергии, которые мы передаем и на концертах, и через записи. Это сложно объяснить словами, но энергия просто присутствует в том, что мы делаем, и мы всегда щедро ее отдаем своим слушателям.

- Передача энергии на концертах для каждого музыканта имеет все же свои особенности. Кто-то «простреливает» первые ряды, кто-то действует на отдельных слушателей. Как передает «Океан Ельзи» свои кванты?

С. В.: – Не знаю. Понятия не имею. Могу поделиться лишь опытом слушателя. Мне кажется, что часть музыкантов, которые стали легендарными, «заводят» уже своей собственной легендой. Она просто работает. Я недавно был на концерте Rolling Stones. И могу сказать, чем они меня «прострелили». На самом деле, это был обычный концерт, и они меня «прострелили» ничем другим как тем, что это были Rolling Stones, которые играли песни, знакомые с детства. На одной из песен я даже заплакал, ведь ее я слушал в свои 15 лет на пластинке. Вспоминаю также киевский концерт Depeche Mode во Дворце Спорта. Несмотря на ужасный звук, концерт был очень эмоциональный. В особенности то, что излучал их солист Дейв Гэхэн со сцены – это и была та незабываемая энергия. На мой взгляд, такая энергия напрямую связана с музыкой. Ведь если бы Дейв работал как проповедник, без группы, я не уверен, что ему удалось бы так воздействовать на публику.

  Святослав, за 20 лет «Океану Ельзи» удалось много реализовать. Банально, но все же, поделитесь, пожалуйста, планами на ближайшие месяцы.

С. В.: – Я упоминал уже о том, что сейчас мы работаем над новым альбом. Фактически весной мы сыграем последние концерты, и уже вплотную приступим к записи. Поэтому гастроли в США вряд ли будут планироваться на следующие 2 года. Мы будем очень рады встретиться с нашими американскими слушателями в конце февраля 2015 года.   В Нью-Йорке пройдут два концерта подряд (27 и 28 февраля). Знаю, что многие уже собираются на наши концерты, но хочу еще раз предупредить, что возможности приехать в США раньше, чем через года два   у нас, скорее всего  не будет.

- И напоследок. Культурный диалог и культура в целом – это главная инвестиция государства в свое будущее на карте мира. Вам как музыканту предоставляется возможность через собственное творчество рассказывать о современной Украине иностранному слушателю. Насколько это для вас важно?

С. В.: – Я действительно пытаюсь рассказать иностранцам об Украине. В первую очередь, нашими концертами. Конечно, иногда мне приходиться напрямую общаться, например, с иностранными студентами (возможно, и во время наших гастролей в США в этом году также состоятся подобные встречи) или медиа, затрагивать общественно-политические вопросы нашей страны. Но, честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы такие выступления перерастали в конъюнктуру, ведь я не являюсь политиком или профессиональным дипломатом. Я рассказываю об Украине через культурный продукт, через свою музыку,  песни.
Ирина Плехова.
февраль, Киев, 2015