29 июн. 2009 г.

Почему Святослав Вакарчук не хочет петь по-русски?

Святослав Вакарчук, лидер украинской группы «Океан Ельзи» и уже бывший депутат Верховной Рады Украины, должен был стать физиком. Он родился в семье физика, будущего ректора Львовского университета. Пять лет учился на физическом факультете Львовского университета (специализация — теоретическая физика). В 1996-м поступил в аспирантуру на кафедру теоретической физики. Писал кандидатскую диссертацию под названием «Суперсимметрия электронов в магнитном поле»





- Вы уже защитились?

- В этом смысле нечего обсуждать - я не защитился. Пока. Но аспирантуру  закончил.

- Но будете пытаться завершить начатое?

- Хочу!

- Дефицит времени?

- Да, было. Сейчас уже время есть. Когда это случится, я вам расскажу.

- Физика далека от того, чем вы сейчас занимаетесь, то есть от музыки?


- Нет. Творчество в науке распространенное явление, особенно это касается теоретической физики.  Там ты должен искать новые модели.  В общем, физика и музыка не очень далеки друг от друга.

- Вы следите за новостями, происходящими в науке? Читаете специализированную литературу?

- Сейчас, к сожалению, не особенно слежу, но в бытность написания моей работы, конечно, читал, просматривал.

- Поступая в университет, вы на самом деле хотели заниматься наукой?


- Исключительно наукой. Абсолютно не думал о том, что стану заниматься музыкой.

- Как случился этот поворот?

-  Сам не знаю! Как-то случилось…

- Эльза, в честь которой ваш «Океан» носит название, это кто?

- Это было достаточно давно, лет десять назад. Была у нас кошка Эльза. Надеюсь, она и по сию пору живет и здравствует. Мы отдали ее в деревню по той причине, что я не мог ее содержать. Жил один, и гастрольный график не позволял уделять ей достаточно времени и внимания.

- У вас сейчас новый альбом?


- «Вночi» - это не новый альбом группы «Океан Ельзи», это отдельный музыкальный проект, который сочетает в себе смесь классики, джаза и рок-музыки. Сложно его охарактеризовать одним словом, думаю, что лучше всего его услышать.

-  В этом проекте у вас на сцене двадцать пять музыкантов. Почему столько - это оптимальное количество? 


- Несколько инструментов мы выбросили по причине неуместности, на наш субъективный взгляд.  Но я жалею, что не использовали дудук, ситар и больше голосов, особенно женских.

- Продолжения этого проекта хочется? 

- Если сейчас я скажу, что хочется, наверное, я буду честен, но, с другой стороны, не хочется зацикливаться на «Вночi», потому что есть «Океан Ельзи», которым надо заниматься всерьез и отдавать ему большую часть времени. Мы проехали  с проектом по Украине, тур охватил пятнадцать городов. На этом решили остановиться. Остановиться и закрыть эту тему.

- Музыка уже давно выложена в интернете. Как вы к пиратам относитесь?

- Человек, который выложил что-либо в интернете, не является пиратом. Он хочет поделиться с другими, не задумываясь над тем, что забирает у кого-то деньги. А человек, который на этом зарабатывает, - это пират, который присваивает чужие деньги. К первым отношусь с пониманием, хотя не очень нравится то, что постоянно не дают зарабатывать. А вторых посадил бы в тюрьму.

- Артисты, выступающие на территории постсоветского пространства, основную часть дохода получают с концертов, но никак не с продажи дисков, как это принято на Западе.

- Сейчас, я думаю, и на Западе будет та же ситуация. Диски продаются все меньше, а интернет … На нем еще не научились деньги зарабатывать.

- Россия как музыкальный рынок вам интересна? 


- Конечно! Сейчас у нас очень много концертов в разных городах России. Здесь много людей, которые слушают нас, и мы,  в свою очередь, это ценим и любим их очень.

- А кризис как же? Он вообще есть, он реален?


- Как говорил профессор Преображенский, кризис, как и разруха, прежде всего в головах. Там кризис существует. А что касается кризиса в чистом виде, то все это произошло по той причине, что все вещи – товары, услуги - были переоценены. А сейчас очень важно это понять и перестать гнаться за дорогими удовольствиями. Тогда все станет на место. В Киеве квартиры одно время стоили столько же, сколько в Париже, что я считаю на сегодняшний день абсолютно неоправданным, потому что уровень жизни людей значительно ниже. Сейчас цены наконец начали снижаться. И это логично.

- Вы деньги цените?

- Не зарабатывая деньги, ты теряешь почву под ногами. Но важны не деньги, а то, что ты можешь на них купить. Накопления как таковые меня не интересуют, иначе был бы бизнесменом, а я - музыкант.

- Смогли бы бизнесом заниматься?

- Не знаю. Я думаю, что это разные вещи. Я мог бы быть и, в общем-то, являюсь достаточно неплохим продюсером. Создавать, вдохновлять, собирать людей, заражать их идеями, воплощать в жизнь – это мое, но я не могу быть настолько циничным и расчетливым, чтобы все мерить только деньгами.

- То, что вы поете на украинском языке, не является препятствием в России?


- Мне сложно сказать, какой бы был эффект, если бы я пел на русском языке. Полагаю, что не мешает. Я пою песни, которые пишу сам, я чувствую их, а для меня, безусловно, проще писать на родном языке. Ну и музыкальные идеи не имеют языковых границ и барьеров. Если людям нравится, им все равно, на каком языке это исполняется. Шарль Азнавур поет по-французски, Челентано – по-итальянски, но это не вызывает отторжения и непонимания. Не все же должны петь на английском или на родном языке страны, где слушают данную музыку. Есть явления вне границ, и меня радует, что «Океан Ельзи» - одно из них.

- Ну есть же у вас англоязычная вещь? 

- С ней все проще. Я не стесняюсь писать на английском,  и вообще я не считаю это серьезным экспериментом, это скорее творческие изыски. С русским же сложнее, все время кажется, что на этом языке не получится так красиво, как на украинском,  поэтому я не пытаюсь.

- Вы жесткий человек?


- Смотря в чем! В отношениях с людьми, думаю, что нет. А в творчестве - если ты будешь конформистом, то и музыка будет ни рыба ни мясо.

- Вы интеллектуальный человек? Считаете себя умным?


- Человек, который считает себя умным, не до конца умен. Как сказал Сократ, если человек знает, что он дурак, он не до конца дурак. Это все относительные вещи. Не надо путать интеллект и энциклопедические знания. Эрудиция и интеллект – две разные вещи. Эрудиция – это спорт, интеллект – это искусство.

- Что любите почитать?


- Мне все равно, что читать, если литература в этот момент соответствует состоянию моей души. Вчера, к примеру, я прочитал журнал Rolling Stone. С собой взял книжку одного индийского философа. Кроме того, дочитываю «Игру в бисер» Гессе.  Я люблю читать много, и мне всегда сложно было ответить на вопрос о литературных пристрастиях.

- Вы добровольно ушли из депутатов Верховной Рады. В политику не хочется вернуться?

- Пока не хотелось бы.  Но что вы имеете в виду под политикой? Если Верховную Раду, то совершенно точно нет. Я думаю, что такие люди, как я, на данный момент нужны вне парламентских стен. Если под политикой подразумевать общественную деятельность, то я из нее никогда не уходил. Для меня это очень важно. Я считаю, что, если человек добился чего-то сам, он должен помочь  добиться чего-то и другим, сделать мир вокруг себя лучше. Может, это идеализм, пафос, наивность, но я стараюсь жить так.

- Вас в Россси не узнают на улицах?

Конечно, узнают. Когда я прилетел в Питер, это началось с таможни и закончилось выходом из аэропорта. Очень много внимания! Ходил в JFC, и первый, кого я там встретил, это был норвежец, который приехал в Питер по делам. Оказалось, что он учился в моей alma mater – Львовском государственном университете, там выучил украинский. А вот русский он не знает и говорит здесь на английском. Забавно было пообщаться!

К этому нельзя относиться серьезно, ведь тебя узнают потому, что тебя показывают по телевизору. В этом нет сверхъестественности, что-то типа: «Вау! Меня узнают! Я великий!» Если бы не показывали по телевизору, никому и в голову бы не пришло взглянуть на тебя. Как только ты понимаешь этот очевидный факт, становится легко. Если бы ко мне подходили на улице, потому что вокруг меня свет струится, это было бы другое.

- Люди назойливы?


- Иногда да. Все зависит от воспитания и интеллигентности человека, который подходит. Как ведь бывает: подходят и говорят: «Я хочу поблагодарить за ваши песни». А иногда человек навязчив, фамильярен, выпить предлагают, посидеть…  Но все равно я стараюсь находить общий язык даже с такими.

- Зачем вы получали  второе высшее образование? У вас там специальность «экономист-международник». 


- Потому что я думал, что это то образование, с которым можно будет получить работу. Только потом я понял, что оно мне и не очень надо.

- Осталось невостребованным?

- Оно не настолько фундаментально. Это просто набор знаний, которые позволят тебе зарабатывать деньги. К счастью, я стал музыкантом.

- Есть какая-то песня, которую на концертах исполнять не хочется? Как у Шевчука «Осень»,  которая остается главной его вещью в сознании многих людей. 

- Я думаю, в этом состоит искусство музыканта – сделать так, чтобы песни не надоедали самому. Мы пытаемся так делать.

- Ваша фамилия попала в список самых влиятельных людей Украины. Это как на вас повлияло?

- Называли… Когда ты делаешь песни, которые нравятся многим, наверное, в этом и есть влияние. Или когда слушают то, что ты говоришь, вернее - прислушиваются. Но к этому нельзя относиться всерьез, потому что влиятельность еще более переменчива, чем слава.

- Тогда к чему надо относиться серьезно?

- К музыке, к друзьям, к отношению с близкими людьми, к семье, к тому, что происходит в стране.

- Вы модник?

- По гороскопу я - Телец, а они все любят добротное, качественное. В этом смысле мне важно, чтобы вещи были удобные, комфортные, подчеркивали твою индивидуальность. А модно это или нет, меня это меньше всего волнует. Никогда в жизни не надену модную вещь, если чувствую, что она мне не подходит. Иногда захожу в магазин и иду к понравившимся вещам, а мне говорят: «Вы не туда пошли, там старая коллекция!» Но мне же все равно – новая она или старая.

- На телевидении не хотели бы себя попробовать? 

- Нет! Нельзя быть всегда доступным, особенно как личность. Когда ты музыку отдаешь, ты понимаешь, что каждую секунду у кого-то дома присутствуешь. Просто потому, что в каждое мгновение где-то кто-то слушает «Океан Ельзи».  На телевидении тебе придется тиражировать свою собственную личность. Я не хочу отдавать себя в тираж.
- Чтобы не отдавать себя в тираж, вы запрещаете фотосъемку на ваших концертах?

- Мы не даем себя снимать больше, чем в двух песнях. Фотографы мешают на концертах. Вспышки не дают сосредоточиться. Это единственная причина и не более.       
 
Анна Абакумова
Фото: Андрей Федечко
Источник http://www.online812.ru/

28 июн. 2009 г.

Святослав Вакарчук "Вночі": "Ніч у Луцькому замку"

 

 

 

 

Источник http://www.novefoto.com.ua/


Вакарчук у Луцьку згадував Джексона









Заводили публіку напередодні світанку «Ночі у Луцькому замку» Святослав Вакарчук та «Океан Ельзи». Музиканти виконували не лише композиції з нового альбому «Вночі», а й усіма улюблені давніші мелодії гурту. Звучала також пісня у знак світлої пам’яті Майкла Джексона.
Святослав Вакарчук відзначив цікавість ідеї проведення арт-шоу в замку. «Достатньо мало таких нетривіальних рішень для концертів», – сказав він під час прес-конференції.
Окрім Луцького замку, доводилося виступати у білоруському за 100 кілометрів від Мінська, – розповів Святослав Вакарчук. «Однак вони ставили сцену перед замком і на фоні замку виступали», – пригадав співак.
Також виступали поблизу Петербурга і колись давно у Києві. Мали виступати у Мукачеві, але так і не довелося, – розповів пан Вакарчук. Гуляти ж по Луцькому замку співак зібрався вночі, – зізнався він журналістам.
Під час свого виступу у Верхньому замку Святослав Вакарчук та «Океан Ельзи» виконали низку нових та давніших композицій, а також звучала пісня у знак світлої пам’яті Майкла Джексона.
Пан Вакарчук розповів, що випуск нового альбому планується на лютий наступного року, а опісля цього він обов’язково відвідає із концертом Луцьк. Свій сьогоднішній виступ музиканти закінчили майже о 04.00.



Источник http://www.volynnews.com/




Святослав Вакарчук провів середньовічну «Ніч у Луцькому замку»





Источник http://zik.ua/ua




12 июн. 2009 г.

Святослав Вакарчук: "Львов - это Вавилон"

Святослав Вакарчук


Фронтмен группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук рассказал Фокусу о том, почему он при случае обязательно переедет жить в свой родной город – Львов
По версии Фокуса, Львов стал лучшим городом для жизни в Украине. При этом львовяне жалуются, что у них нет воды и, к примеру, круглосуточных магазинов. Что вы можете сказать в защиту своей малой родины? 
Везде есть свои плюсы и минусы. Но вряд ли кто-нибудь поспорит, если я скажу, что Львов особенный. Там нет воды, потому что нет реки, но и это его особенность. Львов так строили специально: основатели решили, что он должен быть именно таким, окружённым холмами. Кстати, раньше была небольшая речушка, но теперь она течёт под землёй. И пешая экскурсия над ней – одно из самых увлекательных развлечений.
В чём, по-вашему, уникальность Львова? 
Во Львове узкоколейные трамваи. Ни в одном другом украинском городе, где я бывал, такого нет.
Во Львове по-прежнему, как и 15 лет назад, можно найти настоящий кофе по-турецки, который варят в джезве, или, по-русски, в турках. Сейчас немного мест, где его делают, но всё же они сохранились.
Что меня больше всего привлекает во Львове, так это старые дома, которым по 100, а то и по 200 лет. Они были построены ещё в доавстрийские времена и сохранились практически в первозданном виде. Меня удивляет уровень архитектуры и градостроительства тех лет. Австрийские кирпичи настолько прочные, что их невозможно разломать. Ни в одном другом городе я не встречал по-настоящему аутентичных домов.
И, наверное, главное, что стоит отметить, – во Львове, в силу того что он многонациональный город, рядом уживаются совершенно разные культуры. На одной улице может быть сразу несколько соборов разных христианских конфессий и синагога. Львов – это Вавилон. В мои студенческие годы даже существовала кофейня с таким названием. И там собирались совершенно разные люди. Это целая эпоха. 
У вас наверняка есть любимое место во Львове, где вы бываете при случае.Безусловно. Для меня это улица Армянская, одна из центральных в Старом городе. Очень красивое место, причём не только с туристической точки зрения, здесь очень хорошая энергетика. Я могу назвать ещё с десяток любимых мест, правда, они не имеют никакого отношения к достопримечательностям города. Мне дороги и площадка возле дома, в котором я вырос, и парк, через который я ходил в университет, и квартира моего друга, у которого мы часто собирались.
«Во Львове по-прежнему, как и 15 лет назад, можно найти настоящий кофе по-турецки»
Вы допускаете, что когда-нибудь вернётесь во Львов? Львов – мой родной город, и он мне очень нравится. Киев на данный момент актуален для меня как столица пересечений всего, что происходит в Украине. Но когда я пойму, что проблемы страны решены и мы спокойно двигаемся вперёд, я не исключаю, что перееду во Львов.
Чего вам не хватает в Киеве? 
Моих близких и семьи. Редко вижу маму, а мне очень хотелось бы видеться с ней каждый день.
Архитектуры, и это даже не обсуждается.
И ещё мне очень не хватает львовского дождя. Все поражаются тому, что я люблю дождь. Но дождь именно во Львове. Там он какой-то особенный.
Львов, кстати, сейчас продолжает борьбу за право принимать Евро-2012. Вы следите за этими событиями?
Я бы очень хотел, чтобы Евро-2012 проходил именно во Львове. Согласитесь, было бы странно, если бы город, который фактически является воротами из Польши в Украину и находится в самом центре стран, принимающих Евро, не участвовал в чемпионате. Но для этого необходимо много работать и сделать всё, чтобы наши города достойно приняли гостей со всей Европы.
Каким вы представляете идеальный для жизни город или вы предпочли бы жить за городом? 
Каждый год моя концепция идеальной жизни меняется (смеётся). На сегодняшний день идеально было бы жить в центре города (впрочем, я там и живу) и при этом иметь возможность жить в сельской местности, когда этого хочется, например, летом. Но вот относительно постоянного проживания за городом – пока не уверен, что готов. Хотя просыпаться каждое утро и видеть за окном горы, озеро или море – прекрасно.
Виталина Приходько
Источник Журнал Фокус

Україна має талант, 12.6.09

 


11 июн. 2009 г.

Святослав ВАКАРЧУК: «Для мене із виходу з Верховної Ради політика тільки починається»

Святослав ВАКАРЧУК: «Для мене із виходу з Верховної Ради політика тільки починається»


Прокатавши проект “Вночі” містами України, Святослав Вакарчук із музикантами вирушив популяризувати своє нове дітище до Росії.


Наприкінці травня відбувся виступ у Москві, а у середині червня на популярних українських гастролерів чекають у Санкт-Петербурзі. Про проект “Вночі”, а також про політичне минуле та політичне майбутнє – розмова кореспондента “ВЗ” із Святославом Вакарчуком. 

«Не хочу, щоб «Океан Ельзи» був вінегретом»

- Святославе, чим для вас особисто ознаменований період у житті та творчості, який на публіку виносите під назвою “Вночі”?

- “Вночі” – інтимна річ. Річ, про яку довгий час думав: “А чи варто її взагалі показувати людям?”. Бо це й пісні інтимні, і музика достатньо нетипова порівняно з тим, як сприймали Святослава Вакарчука у складі “Океану Ельзи”. Але творче бажання новизни взяло верх – і ми зробили цей проект. Люблю таку музику. Живу нею. Для мене “Вночі” – величезне задоволення. Але рок-н-рол нікуди не дівається. Дочекайтеся кінця зими або початку наступної весни - вийде новий альбом “Океану Ельзи”.

- Вам стало тісно у форматі “Океану Ельзи”?

- У рамках проекту “Вночі” я співпрацюю і з групою “Океан Ельзи”, і з багатьма іншими музикантами. Не хотів змішувати під одним брендом різну музику. Не хочу, щоб “Океан Ельзи” був вінегретом. В “ОЕ” – свій стиль, своя енергетика. Вони відмінні від “Вночі”. 

- В альбомі “Вночі” справді багато особистого – чого варта лише фраза “Така, як ти, буває раз на все життя – і то із неба…”. Довелося щось переламати у собі, аби наважитися на таку публічну відвертість?

- Ні. Усе сталося так, як ми того хотіли. І люди сприйняли це. Щирість і відвертість завжди знаходять розуміння. Це стосується навіть тих речей, які, здавалося б, уголос не говорять. Який зміст закриватися? Кожен може сказати: “Така, як ти (чи: такий, як ти), буває раз на все життя – і то із неба…”. Просто перед тим, як вийти до людей і показати їм почуття, ми гіперболізуємо свій страх. 

- Наприкінці минулого року на вас полився шквал критики з приводу того, що інформація про вас і “Океан Ельзи” з’явилася у новому підручнику з музичного мистецтва для учнів 8-го класу... 

- Ця критика, вочевидь, мала на меті зачепити не мене, а мого батька – міністра освіти. Та насправді цей підручник був затверджений і зданий до друку задовго до того, як тато став міністром... 

- А вам приємно, що “Океан Ельзи” потрапив до підручника?

- Приємно. Чим більше українських імен буде у підручниках, тим більше українців навчаться шанувати своє. 

- Ви поїздили по Україні із гаслом “Книга творить Людину – Людина творить Країну” – зустрічалися зі студентами. Яке враження на вас справила сучасна молодь?

- Сучасні студенти – відмінні від тих людей, які, скажімо, нині в Україні при владі. І це дає привід для оптимізму. Цим молодим людям ще потрібно багато пройти, вирости - й по дорозі не зіпсуватися... Вони народилися і виростали в інших умовах. У них більше шансів на персональний успіх, а відтак – на успіх у контексті успіху всієї країни. 

«Я ні в чому не розчарувався»

- З часу вашої відмови від депутатського мандата минув час. Тепер можете відсторонено оцінити ситуацію. “Вакарчук “здався без бою”, - такими заголовками рясніли шпальти газет, коли ви вирішили піти з Верховної Ради. Та чи було це рішення прийняте “без бою”?


- Якщо комусь здається, що Вакарчук “здався без бою”, то я тільки радий, що саме так сприймається перша в історії незалежної України відмова від депутатських повноважень. Виходить: усі інші героїчно продовжують боротися – з великою вигодою, у тому числі, для себе... “Здаватися” так я готовий. Хоча насправді для мене із виходу з Верховної Ради боротьба, політика тільки починається. 

- Демарш – як початок? 

- Абсолютно. Хоча... Це не демарш, а висловлення своєї позиції. Коли я йшов на вибори, обіцяв людям зробити конкретні речі. А зрозумів, що в цих обставинах і в цій команді зробити це – неможливо. Навіщо обманювати самого себе і сподівання виборців?

- Хоч щось позитивне за час вашого депутатства було?

- Звичайно. По-перше, досвід. По-друге, велика кількість знайомств із розумними людьми. По-третє, конкретна допомога багатьом людям. По-четверте, не один законопроект. Закон про обмеження реклами алкоголю й тютюну уже прийняли. Сподіваюся, й інші закони знайдуть підтримку народних депутатів. Хорошого за час мого депутатства було чимало. Але така людина, як я, у нинішніх умовах буде більш ефективною поза парламентом. Її голос краще почують, вона знайде більше однодумців, на неї менше впливатимуть... 

- Яке найбільше розчарування від політики?

- Я ні в чому не розчарувався. Просто прорахував ефективність – і зрозумів, що ефективніше буде так. Зараз належу сам собі. Не скований корпоративними інтересами. Я не можу чинити так, як інші депутати: змінювати фракції, кажучи: “Тепер мені по дорозі не з тими, а з цими”. Для мене важливий командний дух. Хочу жити ним, бо я – людина команди. Але тільки якщо ця команда сповідує справжні інтереси. Водночас я нікого не звинувачую. Більшість людей, у тому числі так званих професійних політиків, які сидять у парламенті, не мають вибору. Політика – усе їхнє життя. Більше нічого за цим не стоїть. Тому я навіть розумію, чому інші не чинять так, як я...

- З Президентом Віктором Ющенком, якого підтримали своїм ім’ям у виборчих списках, продовжуєте спілкуватися?

- Останнім часом – ні. Ми давно не спілкувалися. Але якщо говорити про соратників, то серед них у мене чимало друзів. Є багато політиків, чию позицію підтримую і поділяю. Так само, як не бракує й тих, чиєї позиції не сприймаю. Хоча це й не заважає нам водночас мати прекрасні особисті стосунки. 

- Що радите тим друзям, політичних дій яких не сприймаєте?

- Частіше виходити із будинку на Грушевського – бувати у реальному світі. А то вони бавляться у свою гру і не бачать, що відбувається довкола. Це – найбільша хвороба. Я не захотів бути таким. Мені страшно відриватися від реальності. Хочу жити у ній. А більше порад для депутатів не маю. Найкращий лікар – час. Прийде нове покоління людей, які попросять їх посунутися. 

- Коли з політики пішла Руслана, у неї була депресія...

- У мене не було і немає депресії. Я ж не пішов із політики. А тим паче, із публічної діяльності. Слово “політика” не потрібно сприймати у тому примітивному значенні, яке нам нав’язують ті, хто зараз при владі. Політика – це громадська діяльність, бажання зробити свою країну кращою – акціями “Книга творить Людину – Людина творить Країну”, зустрічами зі студентами, організацією джазових концертів, створенням фонду і запровадженням стипендій для талановитих людей... Навіть своєю музикою я роблю для України чимало. А якщо потрібно буде повертатися до виключно політичних методів, якщо настане такий час, і я відчую у собі сили, – зроблю і це. Усе – задля того, щоб моя країна стала кращою. Боротися за це ніколи не припиню. 

- Можете знову стати депутатом?!

- Я не виходив з Верховної Ради через те, що в чомусь розчарувався чи щось мені не сподобалося. У такий спосіб висловив свою громадянську позицію. 

- Ще раз процитую Руслану – вона казала, що за час депутатства чимало втратила у творчості, що не мала змоги проводити в Україні комерційної діяльності – виступати за гроші...

- Я у творчості нічого не втратив - тільки набув. Писати музику мені ніхто не забороняв. Проект “Вночі” і був створений у період мого перебування в парламенті. А щодо фінансів, то навіть у статусі депутата мав право отримувати роялті (авторські відрахування. – Г. Г.). А це і є музичною діяльністю. 

- Триває епопея зі встановленням у Львові пам’ятника Володимирові Івасюку. Це було вашою ініціативою. Ви кошти виділили. Чому проект застиг на місці?

- Цей проект застиг на місці лише публічно. Пам’ятник майже готовий – у гіпсі. Залишилися останні штрихи – і його можна відливати у бронзі. Проблема – у місці для пам’ятника Володимирові Івасюку. Два роки тому влада обіцяла вирішити це питання. Та віз і нині там... Звертаюся до влади із проханням не зволікати з цим, оскільки і я, і громада міста Львова налаштовані рішуче. 


Галина ГУЗЬО  

 Фото Андрія КУБ’ЯКА   
Источник Високий замок


4 июн. 2009 г.

Святослав Вакарчук: "Вставляет или не вставляет -вот главное!"


Святослав Вакарчук // Фото: Светалана Мальцева



Один из лучших рок-музыкантов на постсоветском пространстве лидер группы «Океан Ельзи» выпустил неожиданно джазовый — и даже с привлечением симфонического оркестра — сольный альбом «Вночi». О джазе, классике и Земфире музыкальный обозреватель «Часкора» Гуру Кен поговорил с Вакарчуком за полчаса до начала московского концерта.
Один из лучших рок-музыкантов на постсоветском пространстве лидер группы «Океан Ельзи» выпустил неожиданно джазовый — и даже с привлечением симфонического оркестра — сольный альбом «Вночi». О джазе, классике и Земфире музыкальный обозреватель «Часкора» Гуру Кен поговорил с Вакарчуком за полчаса до начала московского концерта.
— У вас ведь многие музыканты в «Океан Ельзи» пришли из джаза. Наверняка и раньше возникали мысли поиграть нечто подобное. Что стало катализатором?
— (Задумался.) Мне сейчас такой ответ пришёл в голову… Люди, которые знают меня, не были удивлены этим поворотом событий.
В головах многих любителей музыки, особенно в России, рок-музыкант ассоциируется с прямолинейной жёсткой музыкой, обязательно с опорой на тексты. Такова парадигма русского рока.
Я-то начал заниматься рок-музыкой только потому, что у меня в тот момент просто не было умения заняться какой-либо другой музыкой, классической или джазовой. Я считаю себя просто музыкантом. Смог бы заниматься джазовой музыкой — был бы джазменом. Но так получилось, что я физик по образованию и меня пригласили петь в рок-группу. Именно там я стал превращаться в музыканта, и эта музыка стала моей жизнью.
Но когда ты чего-то достиг, то можешь осмелиться реализовать свои тайные желания и показать их людям. Личный авторитет позволил пригласить многих музыкантов. И я сказал им так: тут не проект, где есть мои песни и есть аранжировщик. Мы начинаем с нуля. Никто не знает, что будет.
Когда мы начинали, то ещё не знали, что получатся песни. Несколько репетиций были просто огромным бескрайним джемом из импровизаций. Мы играли, играли… Постепенно несколько человек ушли. Спустя два месяца пришло понимание, что нам нужна форма. В джазовых длинных композициях с импровизацией я не видел себя.
Я не считаю себя джазовым вокалистом и никогда не хотел им быть. Возможно, был бы джазовым музыкантом, если бы умел на чём-то играть, но не джазовым вокалистом.
Так мы пришли к пониманию, что нужны песни. Но решили аранжировать их по-своему, добавить и классики, и джаза. Парни принесли по несколько песен, и мы выбрали из этого материала. Получилась эклектичная, но очень искренняя, по-моему, музыка.
— Песни, включённые в альбом, были написаны заранее или сочинялись в процессе джема?
— И так, и так. Песня «Не опускай свої очі», которая сейчас крутится по «Нашему радио», была написана раньше. Но она не попала в альбом «Океан Ельзи», хотя могла бы.
На альбоме «Вночi» есть две-три песни, которые могли бы оказаться частью какого-нибудь альбома группы. Мы постарались сделать их помягче — с контрабасом, нейлоновыми гитарами, всем тем, что нереально сыграть на рок-концерте.
— Сложно возить такое количество музыкантов?
— Сложно, конечно. В Москве с нами играет московский струнный оркестр. С собой возим 12 человек, из них 10 — на сцене. Немного накладно, но справляемся.
— Песни «Вночi» могли бы петься и просто под гитару, они остаются полноценными песнями. В отличие от обычного джаза.
— Да, я согласен. Мы пришли к тому, что нужна песенная форма, на неё легче всего нанизать всё, что нам хочется. Скажем, есть песня «Бути з тобою», у нас никак не получалось сделать с ней что-то интересное. Я придумал сделать из неё сначала пение под акустику, а потом проигрыш из джазового трио: контрабас, барабаны и рояль. Потом снова акустика — и снова джазовое трио плюс саксофон. Так и балуемся.
— По какому принципу делили материал на как бы джазовый и как бы симфонический?
— Не делили, всё само собой получилось. В «Не опускай свої очі» никак не хотел вкрапляться джаз. Тогда мы попросили пианиста поиграть между куплетами. Получилось. Потом и остальные подтянулись, нашли своё. Хотя песня не просто форматная, а даже поп-форматная.
С нами играют сильные музыканты. Им всё равно, под что подстраиваться. Они сами придумывают, как зайти в песню. И мне это тоже интересно.
— Очень странно звучит у вас песня «Дзвони»: пафосный текст при довольно смешной музычке.
— Её сочинил наш клавишник Милош Елич, он серб по национальности. У них там эти семь восьмых и балканский колорит — само собой. Когда он принёс её мне, мелодия понравилась сразу, но у меня была проблема попасть в эти семь восьмых. Признаться, я потратил на это немало репетиций.
Но она не смешная! Песня связана с событиями в Косово, Милош очень болезненно переживал эти события, как все сербы. И он написал очень грустную песню. Но мы сделали её побыстрее, добавили ударных. Мы даже немного утрировали — как русскую народную можно утрировать балалайкой. Люди привыкли слышать Бреговича, так и мы добавили туда этого колорита.
— Тем не менее эти песни кажутся намного более попсовыми по своему содержанию, чем обычные песни «Океана Ельзи».
— Нет, я думаю, наоборот. Вряд ли эти песни будут крутить по радио. Но в этом альбоме для меня была вторичной мысль кого-то удивить своим композиторским или поэтическим талантом. Главным было сделать необычную музыку. И не вообще «необычную» — мы не собирались играть фри-джаз или симфонический авангард. Нет, у нас более спокойная музыка, но она непредсказуема для нас самих. Чем и интересна.
Мы её совсем немного поиграли у себя в Украине. В июле сыграем эту программу в питерском Мюзик-холле, и всё. Может быть, ещё в Минске сыграем. Но это всё-таки альбомный проект.
— Его жизненный цикл закончится на этом?
— Хотелось бы поиграть его ещё. Но это не основная наша работа, у «Океана Ельзи» есть свои обязательства. И у каждого музыканта — свои.
Скрипач Серёжа Охримчук — известный музыкант, он ездит по всему миру. Акустический гитарист Лёша Морозов играет в своей группе — и даже в «Комеди Клабе» подыгрывает. Джазмены занимаются своим джазом, перкуссионист Алексей Береговский играет в эстрадно-симфоническом оркестре. У каждого своя работа. Постоянной жизнью этот проект жить не сможет. Да и не нужно это. Он будет жить на пластинке.
Возможно, осенью поиграем ещё на джазовых фестивалях. В Коктебеле, в Киеве, в Питере, возможно, в Европе.
Это был эксперимент для меня. И мы не могли пройти мимо московской публики, потому что здесь сильная джазовая школа. И поклонников «взрослой» музыки.
— На Украине тоже сильная джазовая школа. Джазмены не плюются в ваш адрес? Не смеются?
— На кухне, возможно, они говорят разное. Не исключаю, что смеются. Но такова природа людей — что богема, что андеграунд. Но рецензии выходят хорошие и на фестивали приглашают.
Главное, чтобы людям нравилось. И не в последнюю очередь я заинтересован в том, чтобы подтягивать вкусы поклонников «Океана Ельзи». Вряд ли бы они слушали джазовую музыку, а нашу — послушают.
В моём автомобильном чейнджере в последнее время из шести дисков стояло четыре джазовых. А сейчас я снова начал слушать рок. После года работы над альбомом «Вночi» захотелось чего-то другого. Думаю, новый океановский альбом будет рок-н-ролльный.
— Правда ли, что вы готовите какой-то сногсшибательный дуэт с Земфирой?
—Мы просто дружим. У нас было много разговоров на эту тему. Но официального решения на эту тему нет, мы в творческих поисках. Как только определимся с материалом, обязательно расскажем. Мы любим творчество друг друга, и такой дуэт был бы логичным. Я общаюсь с Земфирой настолько часто, насколько это возможно у людей, живущих в разных городах и постоянно концертирующих.
Мне нравится всё, что делает Земфира. В её раннем — больше души, в последнем — больше мудрости. Всё по-своему интересно. Песня «Во мне» из последнего альбома «Спасибо» — это нечто, у меня мурашки по коже от неё. Земфира — достояние России. К сожалению, пошлый лубочный шоу-бизнес перемалывает даже такие имена, но я хочу, чтобы она как можно дольше радовала нас своими песнями.
— Почему российские музыканты едут записываться в Киев, а украинские никогда не пишутся в Москве?
— Потому что у вас здесь все слишком хорошо знают, как надо делать. Когда приходишь, тебе говорят, что они знают, как делать. И записывают все одинаково. Московский звук — это для меня «Моральный кодекс». Качественно, вылизанно, мощно. Но одинаково.
Когда «Океан Ельзи» начинался, мы сразу появились со своим звуком. Миша Козырев ходил и восклицал: «Какой в Киеве звук!» И российские музыканты поехали к нам записываться. Хотя я до сих пор не знаю, что там такого удивительного. Не в студии дело, а в том, кто играет.
Но у наших продюсеров действительно более творческий подход. Они лежат на диване и говорят одно: вставляет или не вставляет. И это правильно, я считаю. Не надо вдаваться в детали, где поменять партию или инструмент. Продюсер — это первый слушатель, который сразу даёт оценку как слушатель. И я ценю это мнение, потому что оно свежее и со стороны, потому что он знает зрителей. Но я не маньячу по звуку. Вставляет или не вставляет — вот главное.
Но многие музыканты, которые пишутся здесь, добиваются отличного звука. Например, мне нравится звук «Сплина» — необычный, красивый. Очень здорово звучит Земфира, её последний альбом делался в Москве.
Ещё дело в том, что многие студии в Москве пишут совсем разную музыку. То рок, то попса — на конвейере. Это неправильно, на мой взгляд. Студия напитывается той музыкой, что в ней играют.
— Сейчас появилось много фильмов про рок как образ жизни. Та же «Рок-волна». Это знак того, что общество двинулось в сторону смены образа жизни?
— Сейчас мировой кризис. Кризис — всегда двигатель бунтарского революционного искусства. В 30-х кризис родил джаз, из диксиленда появился бибоп. В конце 60-х кризис привёл к появлению рок-музыки. В начале 90-х, когда развалился Советский Союз, и в Америке всё было непросто — появилась музыка гранж.
И сейчас есть шанс на то, что появится что-то новое.
Беседовал Гуру Кен
Источникhttp://www.chaskor.ru





1 июн. 2009 г.

Шустер Live, 1.6.09

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Марк Рудинштейн

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Марк Рудинштейн

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Марк Рудинштейн

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Марк Рудинштейн

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Марк Рудинштейн

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук и Савик Шустер

Шустер Live съемки 01 июня - Святослав Вакарчук
Источник http://www.tv.ua/


 


Финал акции "Книга творить людину"

благотворительная акция  дети  Вакарчук Святослав

благотворительная акция  дети  ребенок  Вакарчук Святослав

благотворительная акция  дети  ребенок  Вакарчук Святослав

благотворительная акция  дети  ребенок  Вакарчук Святослав

благотворительная акция  дети  ребенок  Вакарчук Святослав

благотворительная акция  дети  ребенок  Вакарчук Святослав

Автор фото -Артур Бондарь
Источник http://www.phl.ua
1 июня 2009 года состоялся финал социальной инициативы украинского музыканта Святослава Вакарчука Книга творить Людину - Людина творить Країну.
Одновременно в 7 регионах Украины книги, собранные во время реализации проекта, были переданы студентами-волонтерами и организаторами Всеукраинского проекта З книгою-до дітей! (С книгой - к детям!) в библиотеки детских домов.
Социальная инициатива Святослава Вакарчука Книга творить Людину - Людина творить Країну (Книга творит Человека - Человек творит Страну) проходила с 3 марта по 1 июня 2009 года. 
В 7 крупнейших студенческих центрах Украины: Одессе, Львове, Донецке, Запорожье, Днепропетровске, Харькове и Киеве проходили встречи, во время которых студенты приносили прочитанные или новые книги. 
В течение нескольких месяцев было собрано около 10 000 книг на сумму свыше 400 000 гривен, сообщили Корреспондент.net организаторы проекта.

Фото предоставлено пресс-службой Вакарчука
В детском доме Малятко

1 июня 2009 года Святослав Вакарчук, известный также как фронтмен группы Океан Ельзи, вместе со студентами Киево-Могилянской академии, педагогического университета имени Гринченко, Института международных отношений КНУ имени Тараса Шевченко посетил воспитанников столичного детского дома Малятко и передал книжки, собранные студентами киевских ВУЗов.
"Прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто не остался равнодушным. Ведь вместе мы сделали хорошее дело. Но главное не количество собранных книг, главное - сам факт, что мы начали что-то делать вместе. Именно в этом заключена главная идея: каждый из нас делает одно конкретное действие, а все вместе мы делаем большое дело для страны", - подчеркнул музыкант.
Источник http://korrespondent.net/